Category: история

В бараке Зоны РФ

.

ПОГРЕМУШКИ ФСБ ДЛЯ ДЕБИЛОВ ЗОНЫ



Экспериментальный провокатор от КГБ-ФСБ Андрей Кураев под видом критики поместил рекламку нового параноидального тренда:

"7 декабря во Владимирской области в городе Александрове состоится открытие памятника Ивану Грозному. Организован трансфер из Москвы: микроавтобус будет ждать..."

И так далее.

Инициаторов возведения нового куска дерьма в путинской гебеной помойке "дьяк" Кураев зачеркнуто как бы называет "фашиками": https://diak-kuraev.livejournal.com/2663275.html?page=2

Только полным и безвозвратным дебилам не понятно, что инициатива с памятником садисту-извращенцу Ивану Грозному идёт от ФСБ и других спецслужб на Зоне РФ. Это очередная проба - гебисты должны знать, как совковая биомасса воспримет самые звериные акции репрессий. Напомню, что в разгар репрессий при Сталине вышел на экраны антихристианский фильм "Александр Невский" (1938), а готовность новых репрессий в СССР проверяли по указке Сталина фильмом "Иван Грозный", выпущенным в 1944 году.

На провокацию "фашиков РНЛ" и гебе-экспериментатора Андрея Кураева был только один здравый голос - Сергея Попова. Привожу этот комментарий здесь:

1. Иван Грозный ничем принципиально не отличается от своего современника Генриха VIII. Обычный правитель своего времени и методы управления у него были абсолютно стандартные и ничем не отличающиеся от того что было в остальных странах в 16 веке. (Да-да. Средние века и даже 16 век - это не "время особой духовности", а самый настоящий филиал ада на земле, если ты не лорд и не король, да и те не были ни от чего застрахованы и часто заканчивали свои дни очень печально).

2. Фанаты Ивана Грозного (как и Сталина, Пол Пота, Гитлера и прочая и прочая...) - это либо политические провокаторы, либо городские сумасшедшие и фрики.

3. "Фашики из Русской Народной Линии" - это циркачи на подкормке у государства, как и все остальные фашисты, либералы, демократы, заукраинцы, патриоты, сталинисты, монархисты и т.д. В условиях страны, где публичная политика де-факто запрещена, если какое-либо общественное движение легально существует (да еще и проводит мероприятия и открывает памятники), а его организаторы еще не сидят, то вариант тут только один.

4. Психически здоровый человек в РФ ни за что добровольно не станет заниматься политикой (что-то организовывать, где-то регистрироваться, открывать-издавать и активно себя вести), за исключением того случая, когда он является непосредственным её выгодоприобретателем.

5. Тема с Иваном Грозным - это погремушка которую кидают дуракам чтобы в 21 веке обмазать их и выставить сумасшедшими любителями "твердой руки", а также мазохистами, жаждущими порки и кнута (что, повторюсь, для 16 века было абсолютной социально-политической нормой и нигде ни в одной стране не было иначе, (!) что, в свою очередь, не отменяет того факта что убивать и устраивать репрессии - не хорошо). "Посмотрите! Они Ивану Грозному молятся! Ля какие! Им политического представительства, массового среднего класса и честных выборов нельзя! Надо им налоги поднять и пенсионный возраст повысить!"

И дальше Сергей Попов пишет:

"Тема с Иваном Грозным это тот же самый заход про "особый путь", но с другого конца. Много версий есть, начиная от "особой православной восточной духовности", заканчивая всякими сталинизмами, "эзотерической мудростью Тибета и Великой Тартарии" и прочими "да, скифы мы! да, азиаты мы!"
Для каждой зверушки у хозяев есть свои погремушки.
Православным, монархистам и консерваторам подсовывают И. Грозного. Ностальгирующим по пломбиру за 20 копеек - Сталина. Тем кому нужна свобода и демократия - получите условную "Новодворскую" и распишитесь.
А смысл один: "нельзя этим людям жить нормально".

Когда наши граждане очухаются и придут в себя, то они будут бить своих обидчиков палками по губам за одно упоминание "особого пути". А пока - кушали и будут кушать."

Собственно, этим все сказано. Мы в РПК разъясняем это уже 12 лет.

ПУБЛИКАЦИЮ ПОДГОТОВИЛ АНТИ-АБЕЛЬ

КАК ЗАЧАЛИ СТАЛИНСКУЮ СЕКТУ РПЦ МП ГБ

ВОСПОМИНАНИЯ УЧАСТНИКА
ТОГО СОВЕЩАНИЯ У СТАЛИНА В КРЕМЛЕ В 1943 ГОДУ


Момент зачатия РПЦ отражён в "Записке Карпова о приёме Сталиным иерархов Русской Православной Церкви":

"Беседа т. Сталина с митрополитами продолжалась 1 час 55 минут.

Тов. Сталин сказал, что Правительство Союза знает о проводимой ими патриотической работе в церквах с первого дня войны, что Правительство получило очень много писем с фронта и из тыла, одобряющих позицию, занятую церковью по отношению к государству.

Тов. Сталин, коротко отметив положительное значение патриотической деятельности церкви за время войны, просил митрополитов Сергия Страгородского, Алексия Симанского и Николая Ярушевича высказаться об имеющихся у патриархии и у них лично назревших, но неразрешенных вопросах.

Митрополит Сергий Страгородский сказал т. Сталину, что самым главным и наиболее назревшим вопросом является вопрос о центральном руководстве церкви, т. к. почти 18 лет [он] является патриаршим местоблюстителем и лично думает, что вряд ли где есть столь продолжительные вреды [трудности], что Синода в Советском Союзе нет с 1935 г., а потому он считает желательным, что[бы] Правительство разрешило собрать архиерейский Собор, который и изберет патриарха, а также образует орган в составе 5 — 6 архиереев.

Митрополиты Алексий Симанский и Николай Ярушевич также высказались за образование Синода и обосновали это предложение об образовании как наиболее желаемую и приемлемую форму, сказав также, что избрание патриарха на архиерейском Соборе они считают вполне каноничным, т. к. фактически церковь возглавляет бессменно в течение 18 лет патриарший местоблюститель митрополит Сергий.

Одобрив предложения митрополита Сергия, т. Сталин спросил:

а) как будет называться патриарх,

б) когда может быть собран архиерейский Собор,

в) нужна ли какая помощь со стороны Правительства для успешного проведения Собора (имеется ли помещение, нужен ли транспорт, нужны ли деньги и т. д.).

Сергий Страгородский ответил, что эти вопросы предварительно ими между собой обсуждались и они считали бы желательным и правильным, если бы Правительство разрешило принять для патриарха титул патриарха Московского и всея Руси, хотя патриарх Тихон, избранный в 1917 г., при Временном правительстве, назывался “патриархом Московским и всея России”.

Тов. Сталин согласился, сказав, что это правильно.

На второй вопрос митрополит Сергий ответил, что архиерейский Собор можно будет собрать через месяц, и тогда т. Сталин, улыбнувшись, сказал: “А нельзя ли проявить большевистские темпы?” Обратившись ко мне, спросил мое мнение, я высказался, что если мы поможем митрополиту Сергию соответствующим транспортом для быстрейшей доставки епископата в Москву (самолетами), то Собор мог бы быть собран и через 3 — 4 дня.

После короткого обмена мнениями договорились, что архиерейский Собор соберется в Москве 8 сентября" (1943 года).

Говорили о власти в церкви, о деньгах, о её патриотической позиции. О гонениях на христиан не говорили. Об убийствах более ста тысяч священников, монахов, монахинь, епископов не упоминали. А зачем?

Ленин - главный террорист 20-го века

«БЕЗ ВЧК И ДРУГИХ ПОДОБНЫХ КАРАТЕЛЬНЫХ РЕПРЕССИВНЫХ ОРГАНОВ СОВЕТСКАЯ ВЛАСТЬ СУЩЕСТВОВАТЬ НЕ МОЖЕТ».
Ленин.




В.И.Ленин О том, как он видит госуправление

«Теперь с завоеванием Украины… наша сила крепнет. Теперь у нас есть возможность получить топливо из Донецкого бассейна, есть источники хлеба и продовольствия… На Украине имеются громадные запасы, излишки хлеба, их трудно взять сразу – там до сих пор партизанщина… Мы должны не менее трех тысяч рабочих железнодорожников, частью крестьян из северной голодной России, двинуть на Украину». ПСС, т. 38, с. 300-305.

«Киев, Полтава, Харьков взяты и наше продвижение к Донецкому бассейну, источнику угля, происходит с громадной быстротой». (19.12. 1917). ПСС, т. 40. с. 29.

«Чем больше мы завоевываем Украину, Кубань и Сибирь с их крестьянским населением, тем труднее становится задача, тем тяжелее идет машина…». ПСС, т. 40, с. 251.

«Прошу принять экстренные меры, чтобы дать немедленно в распоряжение тов. Тер-Арутюнянца 2.000 матросов для военных действий против буржуазной Рады». ПСС, т. 50, с. 31. (15.І. 1918)

«Потерять Украину – потерять голову!»

«Волю класса иногда осуществляет диктатор, который иногда более сделает и часто необходим». ПСС, т.40, т. 272.

«Но как может быть обеспечено строжайшее единство воли? Подчинением тысяч воле одного». ПСС, т. 36, с. 200.

«Диктаторская власть и единоличие не противоречат социалистическому демократизму». ПСС, т. 40, с. 301.

«Про эти расстрелы мы открыто говорили, что насилия не прячем. Вот в чем выражается единство воли. Теперь задача – попробовать применить к промышленности и земледелию это единство воли. Это не только лозунг. Над этим надо подумать, поразмышлять». ПСС, т. 40, с. 308.

«Крестьяне – собственники, и с ними приходится бороться». ПСС, т. 40, с. 509.

«Победить крупную централизованную буржуазию в тысячу раз легче, чем победить миллионы и миллионы мелких хозяйчиков…». ПСС, т. 41, с. 28.

«Мелкие собственники – это наши противники. Мелкособственническая стихия – самый опасный наш враг». ПСС, т. 43, 193 (1921 г.).

«И тут нет совпадения интересов пролетариата и крестьян. Тут наступает трудный период борьбы – борьбы с крестьянством». ПСС, т. 40, с. 306.

«Нужно больше дисциплины, больше единоличия и больше диктатуры». ПСС, т. 40, с. 312.

«Поместить полтора миллиона армии на Украине, чтобы они помогали усилению продработы, будучи сугубо заинтересованы в ней, особо ясно сознавая и чувствуя несправедливость обжорства богатых крестьян на Украине». ПСС, т. 44, с. 67.

«Учить палкой, железной дисциплиной, серьезно». ПСС, т. 44, с. 475.

«Без ВЧК и других подобных карательных репрессивных органов советская власть существовать не может».

«Надо расширить применение расстрелов. Без этого построить социализм невозможно».

«Временно советую назначить своих начальников и расстреливать заговорщиков и колеблющихся, никого не спрашивая и не допуская идиотской волокиты». ПСС, т. 50, с. 165.

«Образец надо дать. Повесить (непременно повесить, дабы народ видел) не менее 100 заведомых кулаков, богатеев, кровопийц. Отнять у них весь хлеб. Назначить заложников, согласно вчерашней телеграмме. Сделать так, чтобы на сотни верст народ видел, трепетал, знал, кричал… Найдите людей потверже». (Из телеграммы Евгении Бош, Кураеву и Микину).

101 год назад был объявлен красный террор

-

ЖЕРТВЫ КРАСНОГО ТЕРРОРА

Принято считать, что красный террор явился ответом на террор белый, то есть на террористические вылазки буржуазных элементов против коммунистов. Но на самом деле красный террор начался с момента захвата власти большевиками.

Начав свою правительственную деятельность в демагогических целях с отмены смертной казни, большевики немедленно ее восстановили. Уже 8 января 1918 года в объявлении Совета народных комиссаров говорилось о «создании батальонов для рытья окопов из состава буржуазного класса мужчин и женщин, под надзором красногвардейцев. Сопротивляющихся – расстреливать». И дальше: контрреволюционных агитаторов «расстреливать на месте преступления».

Другими словами, восстанавливалась смертная казнь на месте, без суда и разбирательства. Через месяц появилось объявление знаменитой впоследствии Всероссийской чрезвычайной комиссии: «…контрреволюционные агитаторы… все бегущие на Дон для поступления в контрреволюционные войска… будут беспощадно расстреливаться отрядом комиссии на месте преступления».

Угрозы стали сыпаться, как из рога изобилия: «мешочники расстреливаются на месте» (в случае сопротивления), расклеивающие прокламации «немедленно расстреливаются» и т.п. Однажды Совет народных комиссаров разослал по железным дорогам экстренную депешу о каком-то специальной поезде, следовавшем из Ставки в Петроград: «Если в пути до Петербурга с поездом произойдет задержка, то виновники ее будут расстреляны». «Конфискация всего имущества и расстрел» ждут тех, кто вздумает обойти изданные советской властью законы об обмене, продаже и купле. Угрозы расстрелом были разнообразны. И характерно, что приказы о расстрелах издавались не одним только центральным органом, а всякого рода революционными комитетами: в Калужской губернии было объявлено, что будут расстреливать за неуплату контрибуций, наложенных на богатых; в Вятке – «за выход из дома после 8 часов»; в Брянске – за пьянство; в Рыбинске – за скопление на улицах, и притом «без предупреждения». Грозили не только расстрелом – комиссар города Змиева обложил город контрибуцией и грозил, что неуплатившие «будут утоплены с камнем на шее в Днестре». Еще более выразительное: главковерх Крыленко, будущий главный обвинитель в Верховном революционном трибунале, хранитель законности в Советской России, 22 января объявлял:

«Крестьянам Могилевской губернии предлагаю расправиться с насильниками по своему рассмотрению». Комиссар Северного района и Западной Сибири, в свою очередь, опубликовал: «Если виновные не будут выданы, то на каждые 10 человек по одному будут расстреляны, нисколько не разбираясь, виновен или нет».

Однако официальной датой начала красного террора принято считать 17 августа 1918 года, когда в Петербурге бывшим студентом, юнкером во время войны, социалистом Каннегиссером был убит народный комиссар Северной коммуны, руководитель Петербургской чрезвычайной комиссии – Урицкий. Официальный документ об этом акте гласит: «При допросе Леонид Каннегиссер заявил, что он убил Урицкого не по постановлению партии или какой-нибудь организации, а по собственному побуждению, желая отомстить за арест офицеров и расстрел своего друга Перельцвейга».

Спустя десять дней, 28 августа, социалистка Каплан покушалась на жизнь Ленина в Москве.

ЖЕРТВЫ КРАСНОГО ТЕРРОРАСоциалистка Фанни Ефимовна Каплан



В ответ на эти два теракта советская власть объявила о начале целой кампании террора. При этом объектом массовых казней были названы не отдельные личности, не какой-либо класс (как дворянство во времена Великой французской революции), а целые слои населения, а именно – все, кто не относился к рабочему классу или беднейшему крестьянству.

Мы не знаем и, вероятно, никогда не узнаем точной цифры этих жертв. С уверенностью, однако, можно сказать, что действительная цифра значительно превосходит цифру, приведенную позднее в полуофициальном сообщении (никакого официального извещения никогда не было опубликовано). В самом деле, 23 марта 1919 года английский военный священник Ломбар сообщал лорду Керзону: «В последних числах августа две барки, наполненные офицерами, потоплены, и трупы их были выброшены в имении одного из моих друзей, расположенном на Финском заливе; многие были связаны по двое и по трое колючей проволокой».

Один из очевидцев петроградских событий сообщал такие детали: «Что касается Петрограда, то при беглом подсчете количество казненных достигает 1300, хотя большевики признают только 500, но они не считают тех многих сотен офицеров, прежних слуг и частных лиц, которые были расстреляны в Кронштадте и Петропавловской крепости в Петрограде без особого приказа центральной власти, по воле местного Совета; в одном Кронштадте за одну ночь были расстреляны 400 чел. Во дворе было вырыто три большие ямы, 400 человек поставлены перед ними и расстреляны один за другим».

«Истерическим террором» назвал эти дни в Петрограде один из руководителей ВЧК, Петерс, в интервью, данном газетному корреспонденту в ноябре. «Вопреки распространенному мнению, – говорил он, – я вовсе не так кровожаден, как думают». В Петербурге «мягкотелые революционеры были выведены из равновесия и стали чересчур усердствовать. До убийства Урицкого в Петрограде не было расстрелов, а после него слишком много и часто без разбора, тогда как Москва в ответ на покушение на Ленина ответила лишь расстрелом нескольких царских министров». И тут же, однако, не слишком кровожадный Петерс грозил: «Я заявляю, что всякая попытка русской буржуазии еще раз поднять голову встретит такой отпор и такую расправу, перед которой побледнеет все, что понимается под красным террором».

Однако всего за несколько дней перед тем в «Еженедельнике ЧК» (№ 6) был опубликован весьма укороченный список расстрелянных за покушение на Ленина. Их было 90 человек.

Среди них были министры, офицеры, служащие кооперативных учреждений, присяжные поверенные, студенты, священники и др.

А всего в эти дни в Москве, по общим сведениям, были расстреляны больше 300 человек.

Не только Петербург и Москва ответили за покушение на Ленина сотнями убийств. Эта волна прокатилась по всей Советской России – и по большим и малым городам, и по местечкам и селам.

Характерен экстренный бюллетень ЧК по борьбе с контрреволюцией в Моршанске, выпущенный по поводу происходивших событий. Он, между прочим, гласил: «Товарищи! Нас бьют по одной щеке, мы это возвращаем сторицей и даем удар по всей физиономии. Произведена противозаразная прививка, т.е. красный террор… Прививка эта сделана по всей России, в частности, в Моршанске, где на убийство тов. Урицкого и ранение т. Ленина ответили расстрелом… (перечислены 4 человека), и если еще будет попытка покушения на наших вождей революции и вообще работников, стоящих на ответственных постах из коммунистов, то жестокость проявится в еще худшем виде… Мы должны ответить на удар – ударом в десять раз сильнее». И впервые, кажется, появилось официальное заявление о заложниках, которые будут «немедленно расстреляны» при «малейшем контрреволюционном выступлении». «За голову и жизнь одного из наших вождей должны слететь сотни голов буржуазии и всех ее приспешников», – гласило объявление «всем гражданам города Торжка и уезда», выпущенное местной уездной ЧК. Далее шел список арестованных и заключенных в тюрьму в качестве заложников: инженеры, купцы, священники и… правые социалисты-революционеры. Всего 20 человек. В Иванове-Вознесенске заложников взяли 184 человека и т.д. В Перми за Урицкого и Ленина расстреляли 50 человек. Всего за Урицкого и Ленина погибли тысячи невинных людей. Тысячи по всей России были взяты заложниками.

Террор принимает ужасающие формы.

25 сентября 1919 года в партийном большевистском помещении в Москве, в Леонтьевском переулке, произведен был заранее подготовленный взрыв, разрушивший часть дома. Во время взрыва были убиты и ранены несколько видных коммунистов. На другой день в московских газетах за подписью Каменева была опубликована угроза: «белогвардейцы», совершившие «гнусное преступление», «понесут страшное наказание».

В записке народного комиссара внутренних дел Дзержинского, поданной в Совет народных комиссаров 17 февраля 1922 года, между прочим, говорилось: «В предположении, что вековая, старая ненависть революционного пролетариата против поработителей поневоле выльется в целый ряд бессистемных кровавых эпизодов, причем возбужденные элементы народного гнева сметут не только врагов, но и друзей, не только враждебные и вредные элементы, но и сильные и полезные, я стремился провести систематизацию карательного аппарата революционной власти».

Ленин еще весной 1917 года утверждал, что социальную революцию осуществить весьма просто: стоит лишь уничтожить 200– 300 буржуев. Известно, что Троцкий в ответ на книгу Каутского «Терроризм и коммунизм» дал «идейное обоснование террора», сведшееся, впрочем, к чрезмерно простой истине: «Враг должен быть обезврежен; во время войн это значит – уничтожен».

«Устрашение является могущественным средством политики, и надо быть лицемерным ханжой, чтобы этого не понимать». И прав был Каутский, сказавший, что не будет преувеличением назвать книгу Троцкого «хвалебным гимном во славу бесчеловечности».

Не могло быть ничего более возмутительного, чем дело капитана Щастного, рассматривавшееся в Москве в мае 1918 года в так называемом Верховном революционном трибунале. Капитан Щастный спас остаток русского флота в Балтийском море от сдачи немецкой эскадре и привел его в Кронштадт. Он был обвинен тем не менее в измене. Обвинение было сформулировано так: «Щастный, совершая геройский подвиг, тем самым создал себе популярность, намереваясь впоследствии использовать ее против советской власти». Свидетелем против Щастного выступил Троцкий. Щастный был расстрелян «за спасение Балтийского флота». Этим приговором устанавливалась смертная казнь уже и по суду.

Смертную казнь по суду или в административном порядке, как то практиковала Чрезвычайная комиссия на территории Советской России и до сентября 1918 года, то есть до момента как бы официального объявления «красного террора», нельзя считать единичными фактами. Их было даже не десятки, а сотни.

«Отбросим все длинные, бесплодные и праздные речи о красном терроре… Пора, пока не поздно, не на словах, а на деле провести самый беспощадный, строго организованный массовый террор…» – призывал «Еженедельник ВЧК».

По мере удаления от центра кровожадность ЧК возрастала – начали с сотен, дошли до десятков тысяч. В Киеве печатался «Красный Меч» – орган ВУЧК, который возглавлял Лацис. В № 1 мы читаем статью редактора Льва Крайнего: «У буржуазной змеи должно быть с корнем вырвано жало, а если нужно, и разодрана жадная пасть, вспорота жирная утроба. У саботирующей, лгущей, предательски прикидывающейся сочувствующей (?!) внеклассовой интеллигентской спекулянтщины и спекулянтской интеллигенции должна быть сорвана маска. Для нас нет и не может быть старых устоев морали и гуманности, выдуманных буржуазией для угнетения и эксплуатации низших классов». «Объявленный красный террор, – вторит ему тут же некто Шварц, – нужно проводить по-пролетарски…»

Вся Россия покрылась сетью чрезвычайных комиссий для борьбы с контрреволюцией, саботажем и спекуляцией. Не было города, не было волости, где ни появлялись бы отделения всесильной Всероссийской чрезвычайной комиссии, которая отныне стала основным нервом государственного управления и поглощает собой последние остатки права. Сама «Правда», официальный орган Центрального комитета коммунистической партии в Москве, должна была заметить 18 октября: «вся власть советам» сменяется лозунгом «вся власть чрезвычайкам».

Уездные, губернские, городские (на первых порах волостные, сельские и даже фабричные) чрезвычайные комиссии, железнодорожные, транспортные и пр., фронтовые или особые отделы ЧК по делам, связанным с армией. Наконец, всякого рода «военно-полевые», «военно-революционные» трибуналы и «чрезвычайные» штабы, «карательные экспедиции» и пр. и пр. – все это создавалось для осуществления красного террора.

Константинопольский корреспондент «Общего дела» Л. Леонидов в ряде очерков «Что происходит в Одессе» представлял потрясающие картины жизни в Одессе в те дни. По его словам, число расстрелянных, по официальным данным, доходило до 7000. Расстреливали по 30—40 человек в ночь, а иногда по 200—300. Тогда действовал пулемет, ибо жертв было слишком много, чтобы расстреливать поодиночке.

Поголовно расстреляли всех офицеров, захваченных на румынской границе, не пропущенных румынами через Днестр и не успевших присоединиться к войскам генерала Бредова. Таких насчитывалось до 1200; они были заключены в концентрационные лагеря и постепенно расстреляны, 5 мая проведен был самый массовый расстрел этих офицеров. Ночью в церквях раздался «траурный» звон. Ряд священников, по словам автора сообщения, были за это привлечены к суду Революционного трибунала и приговорены к 5—10 годам принудительных работ.

В некоторых чрезвычайных комиссиях, говорят, заведена была особая должность – «завучтел», то есть заведующий «учетом тел».

Интересно, что подавляющее число красных палачей не умерли своей смертью, а были сметены очередной волной террора, теперь уже сталинского, и погибли в застенках НКВД так же стремительно, как они сами истребляли своих жертв в застенках ВЧК. И в этом, наверное, есть своя, особенная логика Истории.



источник: викирединг.инфо

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+

https://RusImperia.org

Выступление педераста из осколка РПЦЗ-Ага

.

КОМСОМОЛЬСКИЙ РВАНОБИЛЕТЧИК АГАФА ВЫСУНУЛ РЫЛО

Давно ничего не слышали о сексоте КГБ/ФСБ Агафангеле Пашковском. Он же Комсомольский Рванобилетчик, он же микрополип микроосколка РПЦЗ-Ага, он же педераст, промышлявший своим задком в начале 80-х на тусовках голубизны в одесской рыгаловке "Антилопа Гну".

Что, думали он сдох от СПИД-а? Таких прохиндеев контора держит на шлангах жизнеобеспечения. Миня Засос им нужен хотя бы для отчетности. Дескать, есть у нас долговременный агент, Михаил Пашковский, он же микрополип плесеневидный. Ставим галочку.

Чтоб придать видимости его существованию, снова выставили его гениальные генитальные размышлизмы. Именно 30 июля 2019, именно здесь: https://od-news.com/2019/07/30/glava-rptsz-predupredil-pravoslavnyh-v-odesse-o-tom-chto-blizyatsya-bolezni-i-vojny-eto-ochen-strashno/

Не получился из Агафы Рванобилетной церковный лидер, так мы его грозным предсказателем сделаем. Близятся болезни и войны! У-ю-ю-ю-ю! Сам Комсомольский Рванобилетчик Миня Засос об этом предупреждает мировую общественность.

Бог ушёл с земли, и теперь конец света! У-ю-ю-ю!

А чтоб его выперду поверили, Миня Засос приплел эмпешника Георгия Митрофанова, для пущего быкования назвав его "представителем московского патриархата". Нам-то, зарубежникам, не привыкать, мы знаем, что Агафа Порванный Задок чтоб срубить копеечку, кого угодно будет цитировать и привлекать. Хоть Гитлера, хоть Сталина, хоть Путина, хоть Гундяя.

Как всегда, ценность пашковского выперда... да какая ценность у выпердов? Вонь гебешника она и есть гебеная вонь. Но напомнил-таки о себе. Что пока ещё не подох густопсовый гниденыш. Портит воздух на Украине и в ее окрестностях.

А.ЛУСПЕКАЕВ

НАДПИСЬ О ВАЛТАСАРЕ, УБИТОМ СЛУГАМИ, СНОВА В РУКАХ КГБ-ФСБ

-

ОДНА ИЗ НАДПИСЕЙ, ОСТАВЛЕННЫХ УБИЙЦАМИ ГОСУДАРЯ НИКОЛАЯ И ЕГО СЕМЬИ

"Тайна" надписи,
обнаруженной белогвардейским следствием на стене комнаты дома Ипатьева.
(из готовящейся к изданию книги Ю.А.Жука "Расстрел царской семьи: факты и выводы")

Начиная с 1920 года и до наших дней в самой разнообразной литературе, посвященной теме трагической гибели Царской Семьи, бесчисленное количество раз поднимался вопрос о т.н. "каббалистических знаках", а также о загадочной надписи, оставленной палачами на стене комнаты убийства в доме Ипатьева (сама по себе надпись представляла собой искаженный отрывок из поэмы Г. Гейне "Валтасар").

Впервые об этой надписи широкий читатель узнал из книги Р.Вильтона "Последние дни Романовых", в которой о ней сообщалось, дословно, следующее:

"На стене низкой комнаты, когда следователь в нее вошел, виднелась немецкая надпись-цитата из Гейневской поэмы Belsazer:

"Belsatzar ward in selbiger Nacht
Von seinen Knechten umgebracht".

(Валтасар был этой ночью убит своими слугами).

Еврей "с черной, как смоль, бородой", прибывший, по-видимому, из Москвы с собственной охраной к моменту убийства в обстановке крайней таинственности, - вот вероятный автор надписи, сделанной после убийства и после ухода "латышей", занимавших полуподвальное помещение; последние были на это по своему низкому умственному развитию совершенно неспособны.

Во всяком случае, тот, кто сделал эту надпись, хорошо владел пером (или точнее карандашом). Он позволил себе даже каламбур с именем царя (Belsatzar вместо Belsazer); монарх этот расположением евреев не пользовался, хотя зла пленным евреям не причинял. Понятен намек на Библию. Николай тоже зла евреям не сделал; их было много среди его подданных, но он их не любил: то был в глазах Израиля грех смертный. И ему устроили тяжкую смерть, - быть убитым своими".

В свою очередь, Р.Вильтон (принимавший участие в работе белогвардейского следствия в 1918-1919г.г. и имевший личную копию следственного производства) почерпнул эти сведения из такового, в котором они были оформлены в виде Протокола осмотра вещественных доказательств от 24 февраля 1919 года:



"Протокол
осмотра вещественных доказательств.
1919 года, февраля 24 дня судебный следователь по особо важным делам при Омском окружном суде Н.А.Соколов в г. Омске, в порядке 315- 324 ст. ст уст. угол. суд., в присутствии нижепоименованных понятых, производил осмотр предметов, представленных к следствию генерал-лейтенантом М.К.Дитерихсом.

По осмотру найдено следующее:

Предметы, значащиеся по описи N%15, подписанной членом Екатеринбургского окружного суда И.А.Сергеевым, в группе 3-й, под рубрикой N%5-й.

Предметы эти находятся в особом пакете, опечатанном мастичной печатью Екатеринбургского окружного суда, на коем черным карандашом, видимо, Сергеевым, написано: "Две надписи, срезанные со стены комн. N%5 нижн. этажа. К прот. Осм. От 14 авг. N%5".

В пакете оказались два куска обоев, вырезанных, видимо, из стены комнаты в доме Ипатьева, как это усматривается из Предварительного следствия (Протокол осмотра дома Ипатьева от 14 августа 1918 года, л.д. 41).

При осмотре каждого куска усматривается следующее:

1. Кусок обоев (...)


2. Кусок обоев, имеющих форму прямоугольника, стороны коего составляют 9 1/2 и 13 1/2 сантиметров. Задняя сторона этого куска также носит следы клея. Цвет обоев такой же, как и у предыдущего куска.
На этом куске имеется сделанная таким же черным карандашом надпись. Видимо, эту надпись передает в протоколе от 14 августа 1918 года (л.д. 41) член Екатеринбургского суда Сергеев.

Сергеевым надпись передается следующим образом:

"Besat (zar?) var in selbign Nacht Vom schlagn Knechten umgebracht".

При осмотре этой надписи оказывается, что: а). Первые два слова в ней составляют одно слово; б). ни скобок, ни вопросительного знака в подлинной надписи нет; в). она изложена не в виде одной строки, а в виде двух строк, явно имея характер стихотворения; г). в подлинной надписи совсем нет слова "schlagn"; д). окончание слова "selbign" передано неправильно.

В действительности эта надпись имеет следующий вид:

"Belsatzar ward in selbiger Nacht
Von seinen Knechten umgebracht".

Таким образом, надпись эта сделана на немецком языке, не готическим, а латинским шрифтом.

В этой надписи буква немецкая "r" написана в виде " ", как иногда она пишется при беглом письме. При этом человек, писавший эту букву, пишет ее несколько неразборчиво, так что более явственно отмечается крючок этой буквы.

Слово, принятое Сергеевым за слово "schlagn", как это совершенно ясно видно через лупу, означает слово "seinen". Неясность при чтении этого слова происходит от следующей причины. Сначала в тексте было написано слово "selbigen", но затем автор надписи зачеркнул слово горизонтальной волнистой карандашной чертой и по зачеркнутому тексту написал слово "seinen".

Вышеприведенная надпись является двадцать первой строфой произведения Гейне "Belsazar".

В переводе на русский язык это последнее слово означает "Валтасар". Вышеприведенная фраза, в переводе на русский язык, имеет такой смысл:

"В ту же самую ночь царь Валтасар был убит своими приближенными (подданными)".

При сличении этой фразы с фразой Гейне в вышеупомянутом его произведении оказывается, что в надписи отсутствует лишь слово "aber", означающее в переводе на русский язык "но", "однако", "все-таки".

У Гейне двадцать первая строфа читается так:

"Belsazar ward aber in selbiger Nacht
Von seinen Knechten umgebracht".

Видимо, можно предположить, что автор надписи выбросил этот союз "но" из надписи, как выражающий самостоятельный смысл явления, а не являющийся противоположением двадцатой строфы, как она передается у Гейне.

Кроме того, автор в слове "Belsazar" употребляет букву "t".

Понятые Судебный следователь

Н. Соколов".

Из приведенного выше Протокола видно, что следствие Н.А.Соколова не делало каких-либо предварительных выводов в отношении некоего "еврея с черной, как смоль, бородой", а также не вдавалось в рассуждения об умственных способностях "латышей", состоящих в т.н. "Особой охране ДОН".

Рассуждения же Р.Вильтон были основаны, исключительно, на его личных позициях, краеугольным камнем которых являлся, весьма популярный в то время, антисемитизм.

С годами, антисемитские "теории" Р.Вильтона, не только не утратили, но и получили еще большее распространение среди т.н. "патриотов" и "радетелей" Веры Православной. Однако все они лишь повторяют друг друга, в общем-то, в одной и той же интерпретации.

Не желая далее развивать эту, на мой взгляд, абсолютно бесперспективную тему, считаю необходимым привести следующие, весьма небезынтересные факты.

Кусок обоев, описанный Судебным следователем Н.А.Соколовым в приведенном выше протоколе от 24 февраля 1919 года, был вывезен в числе других вещественных доказательств и материалов Предварительного следствия при отступлении войск Верховного Правителя на Восток. В результате этого все эти материалы сначала оказались в г. Харбине, а затем, при посредстве главы Французской военной Миссии генерала Жанена, были вывезены в Париж.

Проживая в Париже, Н.А.Соколов продолжал начатое им расследование вплоть до смерти, полагая, что поручение, данное ему Верховным Правителем А.В.Колчаком 3 марта 1919 года, продолжает действовать.

Опасаясь преследований, со стороны своих недругов и агентов Советского правительства, Н.А.Соколов, незадолго до своей смерти, передал часть своего архива князю Н.В.Орлову. Однако, когда он, спустя некоторое время, попросил принадлежавшие ему материалы назад, князь Н.В.Орлов сделал вид, что не понимает о чем идет речь. Долгие годы об архиве Н.А.Соколова не имелось никаких сведений и до недавнего времени считалось, что 1-й экземпляр означенного следствия и находящиеся при нем вещественные доказательства были безвозвратно утрачены в годы 2-ой Мировой войны.

Однако, в апреле 1990 года большая часть архива Н.А.Соколова была выставлена на аукционе "Сотби" потомками Николая Орлова и в соответствии с его каталогом была оценена в 300 000 фунтов стерлингов.

Среди многочисленных документов архива Н.А.Соколова, выставленных на этом аукционе, некоторые из них были выделены особо его устроителями. К числу таковых относился и описанный выше кусок обоев, который устроители аукциона посчитали вторым по значимости после небезызвестной телеграммы Уралсовета на имя Я.М.Свердлова от 17 июля 1918 года.

В апреле 1990 года никакие из этих документов куплены не были, однако, благодаря стараниям Барона Э.А. Фальцфейна-Епанчина, спустя семь лет, архив Н.А.Соколова был обменен на архив князя Лихтенштейна, который был захвачен Советской Армией и вывезен в СССР в годы Второй Мировой войны.

(В ходе встречи директора ГА РФ С.В.Мироненко и прокурора-криминалиста В.Н.Соловьева, состоявшейся еще в 1995 году в родовом замке Фальцфейнов, сторонам удалось достигнуть предварительное соглашение об возможном обмене вышеупомянутых документов и вещественных доказательств в Россию.)

27 июня 1997 года намеченный сторонами обмен был окончательно утвержден, и все имеющиеся в наличии документы Предварительного Следствия Н.А.Соколова были высланы дипломатической почтой в Москву.

Среди бумаг следственного производства Н.А.Соколова находились и некоторые вещественные доказательства, в числе которых имелся и рассматриваемый нами кусок обоев, который, как и прочие документы архива Н.А.Соколова, был передан на хранение в ГА РФ.

Казалось бы после того, как эти документы и вещественные доказательства оказались наконец-то на территории России, можно было бы всерьез заняться их изучением, однако, все эти документы и по сей день недоступны исследователям в силу того, что сначала они несколько лет "оформлялись должным образом", а затем беспрестанно "кочуют" по различным выставкам, проводимым, как в нашей стране, так и за рубежом.

На мой взгляд, это обстоятельство стало одной из причин того, что история происхождения этой надписи никогда не рассматривалась в ходе проводимого Генеральной Прокуратурой РФ следствия, вследствие чего историческая и почерковедческая экспертиза описываемого куска обоев так и не была проведена.

Не желая обсуждать действия следователя Генеральной Прокуратуры РФ - прокурора-криминалиста В.Н.Соловьева, проделавшего и без того огромную подвижническую работу в ходе проводимого им следствия, я все же хотел бы обратить внимание на одно немаловажное обстоятельство.

Рижский публицист А.Н.Грянник, автор книги "Завещание Николая II", пожалуй был первым из исследователей, обратившим внимание на тот факт, что в Архиве Военного музея Латвии имеется личный фонд Я.М.Свикке, (в книге представлена страница анкеты, заполненная его рукой: Ф № 2-60566/1065-VII) почерк которого ему показался схожим с почерком оставленным неизвестным лицом в подвале дома Ипатьева. Вот, что он писал по этому поводу:

"В Приложении имеется образец его (Я.М. Свикке - Ю.Ж.) почерка, сравнивая который с известной надписью в комнате расстрела в ипатьевском доме об участи царя Валтасара (она имеется в книге Соколова), эксперт-графолог нашел между ними сходство, но провести экспертизу невозможно ввиду плохого качества изображения в книге. Это при том, что Свикке знал немецкий язык и работал в свое время преподавателем в школе.

Известно, что комиссар Свикке находился на Урале до начала декабря 1918 года, что видно из документов..."

Впоследствии, располагая более хорошей копией этой надписи, мне удалось провести независимую почерковедческую экспертизу при посредстве ЭКУ ГУВД Московской области. В ходе этих исследований вывод рижских экспертов был полностью подтвержден.

Кроме перечисленного, на мой взгляд, заслуживает внимания также следующий факт.

В почерках неизвестного лица, оставившего свой "автограф" в полуподвальной комнате дома Ипатьева и комиссара Я.М.Свикке (представляющих собой несомненную схожесть в написании) имеются не только общие признаки, но и ярко выраженные индивидуальные особенности.

Как отмечено у Н.А.Соколова "... автор надписи зачеркнул это слово горизонтальной волнистой карандашной чертой..."

Точно такого же типа "горизонтальная волнистая черта" имеется в машинописном тексте 1-го листа "Воспоминаний о раскрытии трех заговоров на Урале" (Н.А. Грянник Указ. соч. стр. 127.), хотя и не написанных, но явно отредактированных рукой Я.М.Свикке.

Помимо этого, следует сказать и о том, что имеющееся в строфе слово "Веlsatzar" вовсе не является искаженным словом "Belsazar".

Написанное в таковом виде (с добавлением в него буквы "t") оно приобретает совершенно другой смысл и представляет собой уже не имя царя Валтасара, а игру слов латышского и русского языков: слово "Belsat" является жаргонным словом латышского языка, выражающее такие смысловые значения, как: "балда", "недоумок", "дурак", "придурок" и т.д., а слово "zar" является латинской транскрипцией русского слова "царь". В связи с этим обстоятельством, отсутствие союза "aber" уже не кажется случайным, так как, именно, его отсутствие дает этой фразе тот самый смысл, который в нее изначально хотел заложить Я.М. Свикке.

Вследствие вышесказанного, можно сделать вполне определенный вывод о том, что надпись, оставленная на стене комнаты: "В ту же ночь Валтасар был убит своими рабами", вероятнее всего, принадлежит Я.М.Свикке, посетившему дом Ипатьева после убийства Царской Семьи.

Заявления же некоторых авторов о том, что Я.М.Свикке принимал непосредственное участие в этом убийстве, на мой взгляд, являются беспочвенными, т.к. многочисленные факты говорят как раз против этой версии...


http://dereksiz.org/tajna-nadpisi-obnarujennoj-belogvardejskim-sledstviem-na-stene.html



КОММЕНТАРИЙ Ю.ЛАРНИКОВА:
Никакие факты не говорят против утверждений, что комиссар Свикке мог оказаться среди убийц. Интернациональной бандой, которая участвовала в бессудной казни, руководил еврей Юровский по прямому распоряжению еврея Голощекина и еврея Свердлова. В банде состояли русские, латыши, австрийцы, евреи, немцы.
То, что якобы "антисемитские" выводы Р.Вильтона продолжают волновать людей, которым история Русского народа небезынтересна, имеют фактологическую подоплеку. Не были бы организаторы и исполнители убийства Государя и Его Семьи лицами еврейской национальности, не были бы евреи в подавляющем большинстве в составе первого советского ленинского правительства, не создали бы евреи свою "красную армию" и ВЧК, не оказалось бы советское государство "рабочих и крестьян" по сути воплощением еврейской мечты, осуществленной на гибели миллионов Русских людей и разрушении Православной цивилизации - не волновали бы выводы Вильтона никого ни тогда, ни сегодня.

ПИДАРАСАМ ФСБ НА ЗАМЕТКУ

-

КАК ПАЛАЧИ РАСПРАВЛЯЮТСЯ СО СВОИМИ

В 1951 году жертвой репрессий стал и Виктор Абакумов, начальник СМЕРШа, впоследствии министр государственной безопасности СССР.

Его жестоко пытали, требовали сознаться в измене и организации сионистского заговора в органах безопасности, но он не признал себя виновным и был казнен в 1954 году, после смерти Сталина.

В своих жалобах в ЦК Абакумов, сам охотно избивавший заключенных дубинкой, писал, что к нему применяли пытки, о которых он прежде не подозревал: например, камеру с искусственным холодом.

Палачи и каратели ВЧК-ОГПУ-НКВД-МГБ нередко заканчивали свои дни в пыточных от рук своих сослуживцев. Это радует!

ИУДЫ ИЗ БЕЛОГО ДВИЖЕНИЯ

.

ДЕНИКИНСКИЙ ПОЛКОВНИК, ДИРЕКТОР БОЛЬШЕВИСТСКОГО КРЕМАТОРИЯ

Деникинский полковник Петр Нестеренко это образец, которому должны подражать и Голицыны, и Гиацинтовы, и Грегори-Игорь-Иларион Капрал, и Гавриил Чемодаков.

История полковника Нестеренко должна быть занесена в скрижали иуд и предателей Русского народа.

Кем же он был и что он сделал такого выдающегося? Петр Нестеренко был многолетним директором Донского крематория в Москве.

Он был дворянин по происхождению, в Гражданскую войну воевал за белых, эмигрировал, жил в Париже, там стал специалистом по мрачному, но на тот момент новому и технологически прогрессивному делу – кремации.

В 20-е годы его завербовало ОГПУ, поработав на которое Нестеренко вернулся на родину. На его родине в это время процветал прогресс новой власти, в том числе в такой процедуре, как утилизация мертвых советских граждан - повсюду пропагандировалась кремация. Читались лекции о пользе кремации для советской родины. Издавались открытки и плакаты, призывающие к большевистской кремации. Дымились трубы крематориев.

Советский патриотизм и профессионализм Нестеренко не был не замечен.


Вернувшись, он стал начальником Донского крематория, кремировал как жертв расстрелов, проводившихся НКВД, так и самих сотрудников этого ведомства, которые потом попали под вал репрессий.

Среди них были и чекисты, с которыми Нестеренко дружил, выпивал вместе, отмечая советские праздники.

А летом 1941 года, сразу после начала войны, пришли за ним самим, приговорили к смерти и расстреляли – правда, не в Москве, а в Саратове.

Кто его кремировал, неизвестно. Кто кремирует Гаврилу Чемодака, Грегори-Игоря Капрала и Доброва666 известно хорошо. Это будут службисты из ФСБ.


Анти-Абель

БОРИС ШТЕНГЕЛОВ, БИОГРАФИЯ

.

МИЛЛИАРДЕР, УБИВШИЙ ДЕСЯТКИ ЛЮДЕЙ

Дмитрий Штенгелов родился в 1972 году. В 1994 году окончил экономический факультет Томского государственного университета.

В 1994 году начинал с мелкооптовой торговли сырыми семечками.

В 1997 году приобрёл с партнёрами кондитерскую фабрику в Кемеровской области.

В 2002 году сформировал холдинг КДВ, объединяющий пять пищевых комбинатов в Сибири и на Урале.

С тех пор компании бизнесмена являются крупными производителями снеков, вафель, сухариков «Кириешки» и «Три корочки», чипсов «Хрустящий картофель», морепродуктов «Beerka» и «Баренцев».

Штенгелов живёт в Австралии. Холдинг KVD входит в топ-100 крупнейших частных компаний в России по версии Forbes.

После пожара в ТРК «Зимняя вишня» заявил о намерении выплатить по 3 млн руб. семьям погибших и создать благотворительный фонд[6].

О САУНЕ "ЗИМНЯЯ ВИШНЯ", В КОТОРОЙ ОТДЫХАЛИ СЛЕДОВАТЕЛИ ПУТИНА, ТАК ЧТО ОДИН ОКОЧУРИЛСЯ, В ПУТИНСКИЙ ДЕНЬ ТРАУРА, В СЛУЖЕБНОМ ФОРМУЛЯРЕ НЕ СООБЩАЕТСЯ. ПОЧЕМУ БЫ ЭТО?

О СВЯЗЯХ ШТЕНГЕЛОВА С ФСБ И ПУТИНСКОЙ ШПАНОЙ В КРЕМЛЕ ТОЖЕ ПОКА НЕ СООБЩАЕТСЯ. СТАТЬ МИЛЛИАРДЕРОМ БЕЗ ФСБ И КРЕМЛЯ? ЭТО НЕ УДАВАЛОСЬ НИ ХОДОРКОВСКОМУ, НИ БЕРЕЗОВСКОМУ, НИ УСМАНОВУ, НИ СЕЧИНУ, НИ ЧУБАЙСУ.

ПРЕКРАСНОЕ ВРЕМЯ НЕГОДЯЕВ

-


ЭПИТАФИЯ ТОВ.ГОЛИЦИНУ, КОТОРЫЙ С АЛЬФА-БАНКОМ...


Пару дней назад мы отметили девятидневный юбилей. В связи с отправкой, тэк скаать, князя Голицина на тот свет. И мне пришли мысли.

Например, во что выродилась русская эмиграция, если Вову Голицина посчитать за эмигранта. А выродилась она в великое отребье, в самозабвенную гниль, в красножопых графьев и князьев. Честь им и слава! Честь подонков КГБ, слава членов КПСС.

В Рашке встаюшие с колен выразились духовно а-ля Путин: «Сдох максим, ну и х... с ним!» Фу, как грубо, хотя и прямо. Фу, как низко, хотя и искренно. А главное, что оценочка эта - прямиком с родины, которую так любил Вовик Голицин. Конкретно из уст народа, который по достоинству оценил вклад Голицина.

У них там своя правда. Они ее выстрадали постоянным вставанием с колен. «Сдох и сдох!», - подпел другой. «Ну и в рот ему потные ноги!» - подхватил третий. Какая высокая поэзия! Какой истинно-дворянский патрушевско-путинский язык! Карочи, гебеная метафора побеждает смерть.

Но они, встающие с колен, не совсем правы. Перед тем, как «сдох и сдох», Вовик отвез им останки генерала Деникина. Это был подвиг тэк ска-ать князя. Подвиг духовноскрепный. Подвиг истерически значимый. Привезти из Америки человеческие кости. Подарить эти кости встающим с колен. Можно ска-ать, великокняжеский подвиг.

Встающие с колен не оценили. Им бы миллиончик-два-три из отмытых Вовиком денежек. Денежки они любят. Деньги, как говорится, не пахнут. А тут какие-то старые кости. Какого-то Деникина. Дурак, что ли? Нет, не оценили встающие с колен, щедрости Вовы Голицина. И подвели итог: да насрать на него!

Логично.

Скрепно-духовно.

По-путински.

Хорошо хоть не замочили в сортире.

Другая плеяда откликнувшаяся на смерть на посту – это друзья и коллеги. Те, которые живут за границей своей великой Родины. Их поименно назвали на синодском сайте: Гавриил Чемодаков, Иларион Капрал, Селинская-мать, Селинский-сын, Серафим Ган и примкнувший к ним старичок Пио-Ульский.

Наш Александр Невский со всем благородством сердца дал им всем, как и Вовику Голицину, титул: гондоны.

Мне кажется, что этот титул нужно сделать более титулярным. Например: презервативы.

У любого вызовет добрую улыбку, когда презерватив Серафим Ган выхлюпывал сказочку: «Владимир Кириллович Голицин был человеком очень порядочным, честным...» Но мы все любим сказки. Многие выросли на сказках. Например, что нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме. Или что Россия возрождается. Что она встает с колен.

Старый презерватив Пио-Ульский переплюнул молодого Гана: «Вообще, семья Голициных – это сердце и душа белой эмиграции».

Как точно, как верно, как духовно-скрепно! Красное мы назовем белым. Отмывание денег – банкирским трудом. Отвоз архивов в Москву - вкладом в "русскую" культуру. Предательство поканает под названием верность.

У меня есть конструктив к Пио-Ульскому. Братан, а не хило тебе, духовно-скрепному, перевести свою пенсию на имя В.В.Путина! Потому что это тоже был бы подвиг. Это была бы настоящая любовь к России.

Вы все должны ценить труд на галерах Путина и всей ФСБ. Как это делал Вова Голицин, девятидневный юбилей смерти которого мы только что отметили.

Мы тоже будем любить Россию. И отметим также сорокадневный юбилей – водочкой, под икорочку, как это любил сам Вовик. Потом отметим годичный юбилей. И трехгодичный. А на десятилетие устроим пышное празднование. С шампанским и устрицами.

А однажды, - я верю! – мы выкопаем кости Голицина, Шкурлы, Бартошевича, сукиного сына Магеровского, Селинской-матери, а также самого Пио-Ульского. И совершим новый подвиг – вывезем на их советскую родину. Нехуй им делать в американской земле!


Федор Гагарин.

ВЗЯЛИ ПРЯМО ОТСЮДА: https://gagarin50.livejournal.com/22523.html